English
  




"В разных творческих амплуа предстал в этот вечер альтист Юрий Тканов. Он был проникновенным лириком в "Паване" М.Равеля и виртуозом - в самом лучшем смысле этого слова - в его собственной обработке "Скарамуша" Д.Мийо". Музыкальная жизнь, N16, 1992.

"Тот, кто слышал альтовую сонату Шостаковича в исполнении Тканова, с уверенностью может сказать: альтист смог проникнуть в глубинную суть произведения и донести его до слушателей. Он ведет свой диалог на таком уровне человеческой зрелости, словно за его плечами груз прожитых лет. Это тот уровень, на котором как-то неловко говорить о единичных недостатках или восхищаться отдельными удачами. Бесконечная протяженность кантилены, трагическая насыщенность звука, сочетаемая с почти религиозной просветленностью - свидетельство не только превосходной профессиональной подготовки, но и богатства души, без которого браться за музыку Шостаковича бессмысленно". Музыкальная жизнь, N 1, 1993.

"Юрий Тканов - это, несомненно, явление в отечественной музыкальной классике". Город и горожане, N 28, 1993.

"Что можно еще играть, когда только отзвучала камерная симфония А.Шнитке? Когда слушатель стал уже почти единомышленником автора в его глубоких философских размышлениях об этом мире? Когда всем хочется помолчать? Зал не давал музыкантам уйти. Но, наверное, все понимали: ничего сейчас ни играть, ни слушать невозможно". Северный комсомолец, 9.07.1993.

"После его концерта навсегда остается волнующее чувство соприкосновения с чудом". Рабочая трибуна, 7. 10. 1996.

"Альтовая соната Шостаковича - одна из вершин мировой камерной музыки - требует от исполнителя не только мастерства, но и глубочайшего проникновения в замысел сочинения, эмоциональной адекватности трагичнейшему опусу Шостаковича. Альтист Юрий Тканов как нельзя более соответствует этим высочайшим требованиям. Игра Ю .Тканова и Е.Никитенко, их удивительный ансамбль еще раз убедили слушателей в огромной силе воздействия музыки Шостаковича: острота и напряженность, колючий гротеск, медленное и мучительное восхождение к неземному свету в Финале заставляли забыть, что находишься в зале, заставляли переживать эту музыку в прямом смысле слова". Российский музыкант, N 1 (1187), 1997.

"Кульминацией программы стала Сюита из "Петрушки", вызвавшая восторженную овацию зала. Успех объясняется не только исполнительским мастерством Тканова и Никитенко (а оно выше всяких похвал), но и на редкость удачной транскрипцией. В ней передан весь феерический блеск партитуры - и ярмарочный quod libet на фоне сонорных "гармошечных растяжек" в "Масленице", и характерная звукопись "Петрушки", и ударная механистичность "Русской". Изобретательность Тканова в передаче оркестровых эффектов достойна самого Стравинского. Черно-белая графика инструментального дуэта словно взорвалась изнутри многоцветной тембровой россыпью. В свое время балет Стравинского стал парадом русской музыки в Париже. Транскрипция Ю.Тканова так же обладает всеми качествами "экспортной" пьесы, которую ожидает долгая жизнь на мировых концертных площадках." Ю.Столярова, Музыкальная жизнь


  [Классическая музыка в России] [Аудио архив]
Юрий Тканов: [Главная страница] [Биография] [Абонемент] [Фотографии] [Аудио архив] [Видео]



Music Banner Club